Очень интересные истории про любовь. Маленькие романтические рассказы истории, миниатюры

  • Дата: 18.09.2019

Любовная история - это событие или рассказ любовного события из жизни влюбленных, который знакомит нас с душевными страстями, разгоравшимися в сердцах любящих друг друга людей.

Счастье, которое где-то очень близко

Я гуляла по мостовой. Туфли на каблуках держала в руках, потому что каблучки в ямочки проваливались. Какое было солнышко! Я улыбалась ему, потому что светило оно прямо в самое сердце. Было светлое предчувствие чего-то. Когда оно обостряться стало – мост закончился. А тут – мистика! Закончился мостик – начался дождик. Причем, очень неожиданно и резко. Ведь на небе не было и облачка!

Интересно…. Откуда взялся дождь? Я не взяла ни зонтик, ни плащик. Мокнуть до ниточек очень не хотелось, поскольку платьице, в котором я была, стоило очень дорого. И только я подумала об этом – мне стало понятно, что везение существует! Красный автомобиль (симпатичный очень) - остановился около меня. Парень, который за рулем сидел, открыл окошко, и пригласил меня быстренько нырнуть в салончик его авто. Была бы хорошая погода – я бы подумала, повыпендривалась, побоялась бы конечно… А поскольку дождик усилился – я и думать долго не стала. Влетела буквально - на сидение (возле водительского). С меня капало так, будто я только что вышла из душа. Я поздоровалась, дрожа от холода. Паренек накинул мне на плечи куртку. Легче стало, но я почувствовала, как температура поднимается. Я молчала, потому что говорить мне не хотелось. Единственное, чего я ждала – согревания и переодевания. Алексей (мой спаситель) будто угадал мысли мои!

Он пригласил меня к себе. Согласилась, потому что дома забыла ключи, а родители уехали на дачу на сутки целые. К подружкам ехать как-то не хотелось: они – по парням своим. Да и смеяться начнут, когда увидят, что с моим нарядом дорогостоящим приключилось. Не боялась я этого малознакомого Лешку - понравился он мне. Хотелось, чтобы мы дружили хотя бы. Приехали к нему. У него я и осталась - Жить! Мы влюбились друг в друга, как подростки! Представляете…. Только увиделись – влюбились. Только в гости приехала – жить вместе стали. Самое красивое, что было во всей этой истории – наши тройняшки! Да, у нас есть такие «необычные» детишки, «счастьенько» наше! И все только еще начинается….

История о мгновенной влюбленности и быстром предложении

Мы знакомились в обычном кафе. Банально, ничего необычайного. Потом все было интереснее и намного…. «Интересность» началась, казалось бы…, - с мелочей. Он стал красиво за мной ухаживать. Водил в киношки, в ресторашки, в парки, в зоопарки. Я как-то намекнула, что обожаю аттракцииончики. Он отвел меня в парк, где аттракционов было много. Он сказал, чтобы выбирала на чем прокатиться хочу. Я выбрала что-то напоминающее «Супер – 8», потому что люблю, когда много экстремальности. Уговорила его составить компанию. Уговорила, но согласился он не сразу. Признался, что боится, что на таких катался только в детстве, и все. Да и то потом сильно плакал (от страха). А во взрослом возрасте и не катался уже потому, что насмотрелся новостей всяких, где показывали, как застревали люди на высоте, как погибали на таких «качельках» злосчастных. Но, ради меня любимой, он забывает на миг обо всех страхах. А я и не знала, что не только я являюсь причиной его геройства!

Сейчас расскажу, в чем кульминация, на самом деле, заключалась. Когда мы оказались на самом – самом верху аттракциона….. Он одел мне колечко на пальчик, улыбнулся, быстро крикнул, чтобы я за него замуж шла, и мы устремились вниз. Не знаю, как он все это совершить успел за сотую долечку секундочки! Но было приятно до необыкновенности. Голова кружилась. Но непонятно из-за чего. То ли из-за чудесного времяпровождения, то ли из-за прекрасного предложения. Было и то, и то очень приятно. Я получила всю эту приятность в один день, в мгновение одно! Не могу и поверить в такое, если быть до конца честной. На следующий день пошли мы подавать в Загс заявление. День свадьбы был назначен. И я начала привыкать к запланированному будущему, которое меня сделает самой счастливой. Свадебка наша, кстати, в конце года, зимой. Я захотела именно зимой, а не летом, чтобы банальности избежать. Ведь все же спешат в Загс именно летом! Весной, на крайний случай….

Красивая история о Любви из жизни влюбленных

Ехала к родственникам на поезде. Решила взять билет на плацкартное местечко, чтобы не так страшно было ехать. А то, мало ли…. Много всяких нехороших людей встречается. До границы доехала успешно. На границе высадили, потому что что-то с паспортом там было не так. Залила водой, шрифт размазался на фамилии. Решили, что документ - подделала. Спорить бесполезно конечно. Потому не стала тратить на споры времени. Идти мне было некуда, но обидно было. Потому что начала, по-настоящему, себя ненавидеть. Да уж…. С моей-то халатностью…. Сама виновата во всем! Вот и шла пешком, долго-долго, вдоль дороги железной. Шла, а куда – не знала. Главное, что шла, усталость меня сбивала с ног. И я думала, что собьет…. Но я прошла еще шагов пятьдесят, и услышала гитару. Теперь я шла уже на зов гитарный. Хорошо, что слух у меня хороший. Дошла-таки! Гитарист оказался не так уж и далеко. Еще столько же пройти пришлось. Гитару я обожаю, так что усталости я уже не чувствовала. Паренек (с гитаркой) сидел на большом камешке, недалеко от железной дороги. Я рядом присела. Он сделал вид, что меня не заметил вообще. Я ему подыграла, и просто наслаждалась музыкой, летящей с гитарных струн. Играл он отлично, но очень меня удивило то, что он ничего не пел. Я привыкла к тому, что, если играют на инструменте таком музыкальном, то и поют еще нечто романтическое.

Когда незнакомец перестал изумительно играть – он посмотрел на меня, улыбнулся, и спросил, откуда я тут появилась. Обратил внимание на тяжелые сумочки, которые я еле – еле дотащила до «случайного» камня.

Потом он сказал, что играл, чтобы я пришла. Он зазывал меня гитарой, будто знал, что приду именно я. Во всяком случае он играл и думал о любимой. Потом отложил гитару в сторонку, взгромоздил сумки мои на спину, взял меня на руки, и понес. Куда – я выяснила лишь потом. Он отнес меня в свой дачный домик, который был неподалеку. А гитару он оставил на камне. Сказал, что ему она больше не нужна….. С этим чудесным мужчиной я уже почти восемь лет. Мы до сих пор вспоминаем наше необычное знакомство. Еще больше я вспоминаю ту гитару, оставленную на камне, которая превратила нашу историю любви в волшебную, как сказочка….

Продолжение. . .

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Ирина Лобусова
Камасутра. Короткие рассказы о любви (сборник)

Было так

Почти каждый день мы встречаемся на площадке главной лестницы. Она курит в компании своих друзей, а мы с Наташкой ищем женский туалет – или наоборот. Она похожа на меня – может, потому, что мы обе совершенно теряем способность ориентироваться в огромном и бесконечном (так кажется нам каждый день) пространстве института. Длинные запутанные корпуса которого словно специально созданы для того, чтобы давить на мозги. Обыкновенно к концу дня я начинаю звереть и требовать немедленно выдать ту обезьяну, какая построила это здание. Наташка смеется, и спрашивает, почему я уверенна, что эта архитектурная обезьяна до сих пор существует в живых. Впрочем, бесконечное блуждание в поисках нужной аудитории или женского туалета – это развлечение. Их так немного в нашей жизни – простых развлечений. Мы обе ценим их, я узнаю всё по глазам. Когда в самый неожиданный момент мы сталкиваемся на лестнице и врем друг другу, что наша встреча абсолютно неожиданна. Мы обе умеем просто классически врать. Я. И она.

Обыкновенно мы сталкиваемся на лестнице. Потом отводим глаза и делаем важный вид. Она степенно объясняет, как только что вышла из аудитории. Я – что прохожу по коридору рядом. Никто не признается даже под видом жуткой смертной казни в том, что на самом деле мы стоим здесь и ждем друг друга. Об этом никому, кроме нас, не дано (и не будет дано) знать.

Обе очень дружно делаем вид, что безумно рады видеть друг друга. Со стороны всё выглядит так, что поверить нам легко.

– Так приятно встретить знакомых!

– Ах, я даже не знала, что ты будешь здесь проходить… Но я так рада!

– Что у тебя есть курить?

Она протягивает сигареты, моя подруга Наташка нагло хватает сразу две и в полной женской солидарности мы втроем молча курим до звонка на следующую пару.

– Ты не дашь мне на пару дней свой конспект по экономической теории? У нас зачет через пару дней… А ты зачет уже досрочно сдала… (она)

– Без проблем. Позвони, зайдешь и возьмешь… (я).

Потом расходимся по лекциям. Она учится на том же курсе, что и я, только в другом потоке.

В аудитории сыро от утреннего света, а парта еще влажная от мокрой тряпки уборщицы. Сзади народ обсуждает вчерашний телевизионный сериал. Через несколько минут все дружно погружаются в глубины высшей математики. Все, кроме меня. Во время перерыва я, не отрывая глаз от конспекта, сижу за столом, пытаясь хотя бы увидеть то, что написано на открытом передо мной бумажном листе. Кто-то медленно и тихо подходит к моему столу. И, не поднимая глаз вверх, я знаю о том, кого увижу. Кто стоит за моей спиной… Она.

Она входит боком, как будто стесняясь незнакомых людей. Садится рядом, преданно смотрит в глаза. Мы – самые близкие и лучшие подруги, причем с давнего времени. Глубокую сущность наших отношений невозможно выразить словами. Мы просто ждем одного мужчину. Обе ждем, без успеха, который год. Мы – соперницы, но ни одному человеку в мире не пришло бы в голову так нас назвать. Наши лица одинаковы потому, что отмечены несмываемой печатью любви и тревоги. За одного человека. Наверное, мы обе его любим. Может, он тоже нас любит, но для сохранности наших общих с ней душ легче уговаривать себя, что ему по-настоящему на нас наплевать.

Сколько времени прошло с тех пор? Полгода, Год, два года? С того времени, когда был один, самый обычный телефонный звонок?

Кто звонил? Имени сейчас и не вспомнишь… Кто-то с соседнего курса… или из группы…

«– Привет. Приходи прямо сейчас. Тут все собрались… есть сюрприз!

– Какой сюрприз?! Дождь на улице! Говори толком!

– Как у тебя насчет английского?

– Ты мозгами поехала?

– Слушай, тут у нас сидят американцы. Двое, приехали по обмену, на факультет романо-германской филологии.

– А почему они сидят у нас?

– Им там не интересно, кроме того, они познакомились с Виталиком и он привел их к нам в общагу. Они забавные. По-русски почти не говорят. Она (назвала имя) запала на одного. Все время сидит с ним рядом. Приходи. Ты должна на это посмотреть! “

Дождь, который бил в лицо… Когда я вернулась домой, нас было трое. Трое. Так повелось с тех пор.

Я поворачиваю голову и смотрю на ее лицо – лицо человека, который, преданно положив голову мне на плечо, смотрит глазами жалкой побитой собаки. Определенно она любит его больше, чем я. Так любит, что для нее праздник – услышать хотя бы одно слово. Даже если это его слово предназначено для меня. С точки зрения ущемленного самолюбия я смотрю на нее очень пристально и со знанием дела отмечаю, что сегодня она плохо причесана, эта помада ей не идет, а на колготках – петля. Она, наверное, видит синяки под моими глазами, ногти без признаков маникюра и уставший вид. Я давно знаю, что грудь у меня красивей и больше, чем у нее, рост выше и глаза более яркие. А вот ее ноги и талия более стройны, чем мои. Наш взаимный осмотр почти незаметен – это привычка, укоренившаяся в подсознании. После этого мы взаимно ищем странности в поведении, говорящие о том, что кто-то из нас недавно видел его.

– Вчера до двух часов ночи смотрела международные новости… – голос ее осекается, становится хриплым, – наверное, в этом году им не удастся приехать… Я слышала, кризис в Штатах..

– А если и приедут, несмотря на свою пошатнувшуюся экономику, – подхватываю я, – к нам они вряд ли зайдут.

Ее лицо вытягивается, я вижу, что сделала ей больно. Но остановиться уже не могу.

– И вообще, я уже давно забыла про всю эту ерунду. Даже если он снова приедет, ты все равно его не поймешь. Как в прошлый раз.

– Но ты мне поможешь с переводом…

– Вряд ли. Я давно забыла английский. Скоро экзамены, сессия, надо заниматься русским… будущее за русским языком… а еще говорят, что скоро на РГФ приедут по обмену немцы. Не хочешь сесть за словарь и сходить на них посмотреть?

После нее он переметнулся ко мне – это было нормально, я давно привыкла к такой реакции, но я не знала, что его обыкновенные мужские поступки смогут причинить ей такую боль. Он до сих пор пишет мне письма – тоненькие листочки, отпечатанные на лазерном принтере… Я храню их в старой тетрадке, чтобы не показать никому. Она не знает о существовании этих писем. Все ее представления о жизни – это надежда, что он забудет меня тоже. Я догадываюсь, что каждое утро она открывает карту миру и с надеждой смотрит на океан. Она любит океан почти так же, как и его. Океан для нее – бездонная пропасть, в которой тонут мысли и чувства. Я не разубеждаю ее в этой иллюзии. Пусть живет так, как легко. Наша история примитивна до глупости. Так нелепа, что стыдно даже говорить. Окружающие твердо уверенны, что, повстречавшись в институте, мы просто так стали подругами. Две самых близких подруги. Которым всегда есть, о чем говорить… Это правда. Мы подруги. Нам интересно вдвоем, всегда есть общие темы и понимаем мы друг друга тоже с полуслов. Мне она нравится – как человек, как личность, как друг. Я нравлюсь ей тоже. У нее есть черты характера, которых нет у меня. Нам хорошо вдвоем. Так хорошо, что на белом свете никто не нужен. Даже, наверное, океан.

В открытой на всеобщее обозрение «личной» жизни у каждой из нас есть отдельный мужчина. У нее – студент-биолог из университета. У меня – компьютерный художник, довольно забавный тип. С ценным качеством – неумением задавать вопросы. Наши мужчины помогают нам пережить неизвестность и тоску, и еще мысль о том, что он не вернется. Что наш американский роман никогда не свяжет нас по-настоящему с ним. Но за эту любовь мы тайно обещаем друг другу всегда проявлять беспокойство – беспокойство не о себе, о нем. Она не догадывается, я понимаю, как мы смешны и нелепы, цепляясь за треснутую, разорванную соломинку, чтобы выплыть на поверхность и заглушить какую-то странную боль. Боль, похожую на зубную, возникающую в самый неподходящий момент в самом неподходящем месте. Боль – о себе? Или о нем?

Иногда я читаю в ее глазах ненависть. Словно по молчаливому сговору мы ненавидим все, существующее вокруг. Институт, в который поступили просто так, ради диплома, друзей, которым на тебя наплевать, общество и наше существование, а главное – ту пропасть, которая навсегда разделяет нас с ним. И когда мы устаем до безумия от вечной лжи и плохо скрытого равнодушия, от круговерти ничего не значащих, но многих событий, от глупости чужих любовных историй – мы встречаемся с ней глазами и видим искренность, настоящую, правдивую искренность, чище и лучше которой нет… Мы никогда не говорим на тему любовного треугольника потому, что обе прекрасно понимаем – за этим всегда кроется что-то более сложное, чем дилемма обычной неразделенной любви…

И еще: мы очень часто вспоминаем о нем. Вспоминаем, испытывая разные чувства – тоску, любовь, ненависть, что-то гадкое и противное или наоборот, светлое и пушистое… И после потока общих фраз кто-то вдруг замолчит на полуслове и спросит:

– Ну, что?

И другая отрицательно качнет головой:

– Ничего нового…

И, встретившись глазами, поймет немой приговор – не будет нового, ничего… Никогда.

Дома, наедине с собой, когда никто меня не видит, я схожу с ума от пропасти, в которую падаю все ниже и ниже. Мне до безумия хочется схватить ручку и написать на английском: «оставь меня в покое… не звони… не пиши…» Но я не могу, не способна это сделать, и потому мучаюсь кошмарами, от которых моей второй половиной становится только хроническая бессонница. Наше безревностное разделение любви жутким ночным кошмаром снится мне по ночам… Как шведская семья или мусульманские законы о многоженстве… В кошмарах я даже представляю себе, как мы обе выходим за него замуж и хозяйничаем на одной кухне… Я. И она. Меня передергивает во сне. Я просыпаюсь в холодном поту и мучаюсь с искушением сказать, что от общих знакомых узнала о его гибели в автомобильной катастрофе… Или что где-то упал еще один самолет… Я изобретаю сотни способов, знаю, что не смогу это сделать. Я не могу ее ненавидеть. Так же, как и она – меня.

Однажды, в тяжелый день, когда мои нервы были расшатаны до предела, я прижала ее к лестнице:

– Что ты делаешь?! Зачем ты меня преследуешь? Почему продолжаешь этот кошмар?! Живи своей жизнью! Оставь меня в покое! Не ищи моего общества, ведь на самом деле ты меня ненавидишь!

В ее глазах появилось странное выражение:

– Это неправда. Я не могу и не хочу тебя ненавидеть. Я люблю тебя. И немного его.

Каждый день на протяжении двух лет мы встречаемся на площадке лестницы. И каждую встречу мы не говорим, но думаем о нем. Я даже ловлю себя на мысли, что каждый день отсчитываю по часам и с нетерпением жду того момента, когда она тихонько, словно стесняясь, войдет в аудиторию, сядет со мной и начнет глупый бесконечный разговор на общие темы. А потом, в середине, прервет разговор и вопросительно посмотрит на меня… Я виновато отведу глаза в сторону, чтобы отрицательно покачать головой. И вздрогну всем телом – наверное, от вечной холодной сырости по утрам.

Два дня до нового года

В телеграмме было «не приезжай». Снег царапал щеки жесткой щетиной, затоптанный под разбитым фонарем. Край особо наглой из всех телеграмм высовывался из кармана сквозь мех шубы. Вокзал был похож на огромный феонитовый шар, слепленный из грязного пластилина. Ярко и ясно падала в пустоту дверь, уходящая в небо.

Прислонившись к холодной стене, она изучала железнодорожно-кассовое окно, где давилась толпа, и думала только о том, что хочет курить, просто до безумия хочет курить, втягивая в обе ноздри горький морозный воздух. Было нельзя идти, нужно было только стоять, наблюдая толпу, прислонившись к холодной стене плечом, щуря глаза от привычной для зрения вони. Все вокзалы похожи один на другой, как упавшие серые звезды, плавали облаками чужих глаз скопищем привычных неоспоримых миазмов. Все вокзалы – похожие один на другой.

Облаками – чужих глаз. Это было существенно самым важным.

В телеграмме было «не приезжай». Так не приходилось искать подтверждений тому, что собирается сделать. В узком проходе выпал из-под чьих-то ног затоптанный пьяный бомж, выпал прямо под ноги ей. Исключительно осторожно отползла по стене чтобы не задеть краем длинной меховой шубы. Кто-то толкнул в спину. Обернулась. Показалось – хочет что-то сказать, но ничего не смогла, и так, не сумев ничего сказать, застыла, забыв, что хочет курить потому, что мысль была более свежей. Мысль о том, что решения могут грызть мозг точно так, как грызут недокуренные (на снегу) сигареты. Там, где была боль, оставались красные воспаленные точки, тщательно спрятанные под кожей. Провела рукой, пытаясь отрезать самую воспаленную часть, но ничего не произошло, а красные точки ныли все мучительнее, все больше, оставляя позади злость, похожую на раскаленный разбитый фонарь в привычном феонитовом шаре.

Резко толкнув от себя часть стены, врезалась в очередь, профессионально отшвыривая всех мешочниц уверенными локтями. Наглость вызвала дружное раскрытие ртов видавших виды перекупщиц билетов. Она прижалась к окну, боясь, что снова не сможет ничего сказать, но сказала, и там, где дыхание падало на стекло, окошко становилось влажным.

– Один до… на сегодня.

– А в общий?

– Я сказала нету.

Звуковая волна голосов ударила в ноги, кто-то усиленно драл меховой бок, и совсем рядом отвратительная луковая вонь чьей-то истерической пасти попала в ноздри – так возмущенные народные массы праведно пытались ее отъять от железнодорожно-кассового окна.

– У меня, может, заверенная телеграмма.

– Иди в другое окно.

– Ну посмотрите – один билет.

– Ты че, издеваешься, блин ты…., – сказала кассирша, – не задерживай очередь… ты…, отошла от кассы!

Шубу больше не рвали, в пол ушла звуковая волна, бившая ноги. Она толкнула, уходящую в небо, тяжелую дверь и вышла туда, где мороз сразу же впился в лицо отточенными вампирскими зубами. Мимо глаз (чужих глаз) проплывали бесконечные ночные вокзалы. Вслед кричали – вдоль стоянок такси. Разумеется, она не понимала ни слова. Ей казалось – забыла все языки очень давно, и вокруг сквозь аквариумные стены, не доходя к ней, исчезают людские звуки, забирая существующие в мире цвета с собой. Стены были до самого дна, не пропуская ушедшую симфонию цвета. В телеграмме было «не приезжай обстоятельства изменились». На ресницах высыхало совершенное подобие слез, не дошедшее до щек на вампирском морозе. Эти слезы исчезали, не появившись, совсем и сразу, только внутри, под кожей, оставляя тупую заскорузлую боль, похожую на осушенное болото. Она достала из сумочки сигарету и зажигалку (в форме цветной рыбки) и глубоко втянула в себя дым, вдруг застрявший в горле тяжелым и горьким комком. Она тянула дым в себя до тех пор, пока державшая сигарету рука не превратилась в деревянный обрубок, а когда превращение произошло, сам собой окурок шлепнулся вниз, похожий на огромную падающую звезду, отраженную в бархатном черном небе. Кто-то снова толкнул, за край шубы зацепились елочные иголки и упали на снег, а раз упали иголки – она обернулась. Впереди в заячьем отметке маячила широкая мужская спина с прикрепленной к плечу елкой, которая плясала на спине фантастический смешной танец. Спина шла быстро и с каждым шагом уходила все более далеко, а потом на снегу остались только иголки. Замерев (боясь дышать)б она смотрела на них очень долго, иголки были похожи на маленькие огни, а когда в глазах зарябило от искусственного света, вдруг увидела, что идущий от них свет – был зеленый. Это было очень быстро, а потом – совсем ничего, только сдавленная быстротой боль вернулась на прежнее место. Защипало в глазах, завертелось на месте, сжался мозг и внутри кто-то сказал отчетливо ясно и четко «два дня до Нового года», и сразу не стало воздуха, был горький дым, спрятанный в груди глубоко так же, как и в ее горле. Черное, как растаявший снег, выплыло число и что-то сбило с ног, понесло по снегу прочь, только не на одном месте, куда-нибудь – от людей, к людям.

– Да стой, ты… – сбоку чье-то тяжелое дыхание отдавало полным набором сивушных масел. Обернувшись, под вязанной шапкой разглядела лисьи глаза.

– Сколько бегать за тобой можно?

Кто-то за ней бежал? Чушь. Так никогда не было – в этом мире. Было все, кроме двух полюсов – жизни и смерти, в полном избытке.

– Ты билет спрашивала до…?

– Допустим.

– Так у меня есть.

– Сколько.

– С тебя как с родной – отдам за 50.

– Да пошел..

– Ну жалкие 50 баксов, тебе как родной отдаю – так шоб взять…

– Ага, один, на сегодня, даже нижнее место.

Она поднесла билет к фонарю.

– Да верно, в натуре, не сомневайся.

Парень похрустел, покрутил на свет денежную бумажку в 50 долларов.

– А поезд в 2 часа ночи.

– Я знаю.

– Ну ладно.

Он растаял в пространстве, как тают люди, которые не повторяются при дневном свете. «Не приезжай обстоятельства изменились».

Она усмехнулась. Лицо расплывалось белым пятном на полу прилепленным к брови окурком. Выступало из-под сонных опущенных век, и, вписываясь в грязную окружность звало далеко, дальше и дальше. Там, где была, резкие углы кресла давили тело. Голоса сливались в ушах где-то в забытом за спиной мире. Сонная паутина окутывала несуществующим теплом даже лицевые изгибы. Она клонила голову вниз, пытаясь уйти, и только расплывалось лицо грязным белым пятном в вокзальных плитках. Этой ночью она не была больше собой. Кто-то рожденный и кто-то мертвый изменялся так, как нельзя было думать. Никуда не упав, отвернула от пола лицо, где вокзал жил ночной, не подвластной для рассмотрения жизнью. Около часа ночи телефонный звонок раздался в одной из квартир.

– Где ты?

– Я уезжаю.

– Ты решила.

– Он прислал телеграмму. Одну.

– Он хоть будет тебя ждать? И потом, адрес…

– Я должна ехать – там это, в телеграмме.

– Ты вернешься?

– Будь что будет.

– А если подождешь пару дней?

– В этом нет абсолютно никакого смысла.

– А вдруг одумаешься?

– Права нет на другой выход.

– Незачем к нему ехать. Не нужно.

– Я плохо слышу – в трубке шипит, но ты все равно говори.

– Что говорить?

– Что-нибудь. Как хочешь.

– Довольна, да? Нет на земле второй такой идиотки!

– До нового года остается два дня.

– Ты хотя бы на праздник осталась.

– Я выбрана.

– Тебя никто не выбирал.

– Все равно.

– Не уезжай. Не надо ехать туда, слышишь?

Короткие гудки благословили ее путь и сквозь стекло телефонной будки внутри неба чернели звезды. Она подумала, что ее нет, но долго думать об этом было страшно.

Поезд полз медленно. Тускло светились вагонные окна, тускло горела лампочка в плацкартном проходе. Прислонившись затылком к пластику поездной перегородки отражавшему лед, ждала, когда все уйдет и размоется за окном темнота теми слезами, которые, не появляясь в глазах, не высыхают. Мелкой болезненной дрожью задрожали давно не мытые стекла. Разболелся затылок от пластикового льда. Где-то внутри скулил маленький зябкий зверенок. «Я не хочу… – где-то внутри плакал маленький, усталый больной зверь, – я не хочу никуда уезжать, не хочу, господи, слышишь…»

Мелкой болезненной дрожью в такт поезду рассыпались стекла. «Я не хочу уезжать… плакал маленький зверь, – вообще никуда… я никуда не хочу ехать…я домой хочу… я хочу домой, к маме…»

В телеграмме было «не приезжай». Это означало, что в выбор не входило остаться. Ей казалось: вместе с поездом она катится вниз по осклизлым стенкам мерзлого оврага, с талыми снежинками на щеках и елочными иголками на снегу, вниз, к самому беспросветному дну, где так по-домашнему светят электричеством застывшие окна бывших комнат и где в тепле растворяются лживые слова о том, что существуют на земле окна, к которым, бросив все, еще можно вернуться… она дрожала, зубы выбивали дрожь там, где агонией хрипел скорый поезд. Сжавшись, она думала о елочных иголках, застрявших в снегу, и что в телеграмме было «не приезжай», и что два дня оставалось до Нового года и что однажды (это согревало болезненным искусственным теплом) придет день, в который больше не нужно будет никуда ехать. Старым больным зверем поезд выл по рельсам что счастье – это самая простая на земле вещь. Счастье – это когда нет дороги.

Красный цветок

Она обняла себя за плечи, наслаждаясь идеальной бархатистостью кожи. Потом неторопливо пригладила волосы рукой. Холодная вода – чудо. Веки стали прежними, не сохранив ни единого следа из того, что…. Что она проплакала всю ночь накануне. Все смыла вода, и можно было смело идти вперед. Она улыбнулась своему отражению в зеркале: «Я – прекрасна!». Потом – безразлично махнула рукой.

Она прошла коридор и оказалась там, где должна была оказаться. Взяла с подноса бокал с шампанским, не забыв одарить сверкающей улыбкой ни официанта, ни тех, кто находился вокруг. Шампанское показалось ей отвратительным, и на искусанных губах сразу же застыла жуткая горечь. Но из присутствующих, наполнявших большую залу, об этом бы не догадался никто. Она очень нравилась себе со стороны: прелестная женщина в дорогом вечернем платье пьет изысканное шампанское, наслаждаясь каждым глотком.

Разумеется, он все время был там. Он царил, окруженный своими раболепными подданными, в сердцевине большого банкетного зала. Светский лев, с непринужденным очарованием строго следящий за своею толпой. Все ли пришли – те, кто должен прийти? Все ли очарованы – те, кто должен быть очарован? Все ли испуганы и подавлены – те, кто должен быть испуган и подавлен? Гордый взгляд из-под чуть сдвинутых бровей говорил, что все. Он полусидел в центре стола, окруженный людьми, и, в первую очередь, красивыми женщинами. Большинство людей, встречавшихся с ним впервые, были очарованы его простодушной, располагающей к себе внешностью, его простотой и показным добродушием. Он казался им идеалом – олигарх, который держится так просто! Почти как обычный человек, как свой. Но только те, кто сталкивался с ним ближе или те, кто осмеливался просить у него денег, знали, как из-под внешней мягкости высовывается грозная львиная лапа, способная разорвать виновного легким движением грозной ладони.

Она знала все его жесты, его слова, движения и повадки. Она хранила в своем сердце каждую его морщинку, как клад. Годы приносили ему деньги и уверенность в будущем, он встречал их гордо, как океанский флагман. В его жизни было слишком много других людей, чтобы ее замечать. Изредка он замечал ее новые морщинки или складки на теле.

– Дорогая, ну так нельзя! Нужно за собой следить! Посмотри в зеркало! С моими-то деньгами…. Я слышал, открылся новый косметический салон…

– От кого слышал?

Он не смущался:

– Да, открылся новый и очень хороший! Сходи туда. А то ты скоро будешь выглядеть на все свои сорок пять! И я не смогу даже выйти с тобой в свет.

Он не стеснялся демонстрировать свои знания в области косметики или моды. Наоборот, подчеркивал: «видишь, как любит меня молодежь!». Он всегда был окружен этой самой «просвещенной» золотой молодежью. По бокам от него сидели две обладательницы последних титулов. Одна – мисс город, другая – мисс очарование, третья – лицо модельного агентства, которое таскало своих подопечных на любую презентацию, где мог оказаться хоть один, зарабатывающий больше 100 тысяч долларов в год. Четвертой была новенькая – она не видела ее прежде, но такая же злобная, подлая и наглая, как все. Пожалуй, у этой наглости было даже больше, и она отметила про себя, что эта далеко пойдет. Та девица полусидела перед ним прямо на банкетном столе, кокетливо положив ручку ему на плечо, и заливалась громким смехом в ответ на его слова, всем своим видом выражая жадную хищную хватку под маской наивной беспечности. Женщины всегда занимали в его окружении первые места. Мужчины теснились за спиной.

Сжимая бокал в руке, она словно читала на поверхности золотистого напитка свои мысли. Вокруг ее провожали льстивые, заискивающие улыбки – все-таки она была женой. Она была его женой долго, так долго, что он всегда подчеркивал это, а значит, ей также принадлежала главная роль.

Холодная вода – чудо. Она больше не чувствовала свои припухшие веки. Кто-то задел ее локтем:

– Ах. Дорогая! – это была знакомая, жена министра, – ты прекрасно выглядишь! Вы замечательная пара, я всегда вам завидую! Это так здорово – прожить больше 20 лет и сохранить в отношениях такую легкость! Смотреть друг на друга всегда. Ах, замечательно!

Оторвавшись от ее назойливой болтовни, действительно поймала на себе его взгляд. Он смотрел на нее, и это было как пузырьки в шампанском. Она улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой, подумав, что он заслуживает шанс…. Он не встал, когда она подошла, а девицы и не подумали уйти при ее появлении.

– развлекаешься, дорогой?

– Да, дорогая. Все в порядке?

– Прекрасно! А у тебя?

– Я очень рада за тебя, дорогой.

Их диалог не остался незамеченным. Окружающие думали «какая прелестная пара!». А присутствующие на банкете журналисты отметили про себя, что надо упомянуть в статье про то, что у олигарха такая замечательная жена.

– Дорогой, ты позволишь на пару слов?

Взяв ее под ручку, отвел от стола.

– Ты успокоилась наконец?

– А ты как думаешь?

– Думаю, в твоем возрасте вредно волноваться!

– Позволь напомнить, что мне столько же лет, сколько тебе!

– У мужчин это иначе!

– Вот как?

– Давай не начинать сначала! Я уже устал от твоей дурацкой выдумки, что я должен был сегодня обязательно подарить тебе цветы! У меня столько дел, я верчусь, как белка в колесе! Ты должна была об этом подумать! Можно было не цепляться ко мне со всякой ерундой! Захотела цветы – пойди купи себе, закажи, да купи хоть целый магазин, только меня оставь в покое – и все!

Она улыбнулась своей самой чарующей улыбкой:

– Да я уже и не вспоминаю, дорогой!

– Правда? – он обрадовался, – а я так рассердился, когда ты прицепилась ко мне с этими цветами! У меня столько дел, а ты полезла со всякой ерундой!

– Это был маленький женский каприз.

– Дорогая, запомни: маленькие женские капризы позволительны только молодым красивым девушкам, как те, что сидят рядом со мной! А в тебе это только раздражает!

– Я запомню, любимый. Не сердись, не нервничай из-за таких пустяков!

– Очень хорошо, что ты такая умница! Мне повезло с женой! Послушай, дорогая, обратно мы будем возвращаться не вместе. Тебя заберет шофер, когда тебе надоест. А я поеду сам, на своей машине, у меня есть кое-какие дела…. И не жди меня сегодня, я не приеду ночевать. Буду только к обеду, завтра. Да и то, может, пообедаю в офисе, а не вернусь домой.

– Я поеду одна? Сегодня?!

– Господи, да что такое сегодня?! Что ты мне действуешь на нервы целый день?

– Да уж, я занимаю так мало места в твоей жизни…

– Да при чем тут это! Ты занимаешь много места, ты ведь моя жена! И я везде таскаю тебя с собой! Так что не начинай!

– Хорошо, не буду. Я не хотела.

– Вот и хорошо! Тебе уже нечего хотеть!

И, усмехнувшись, он вернулся обратно, где нетерпеливо ждали слишком многие – гораздо более важные. С его точки зрения, особы, чем жена. Она улыбнулась. Ее улыбка была прекрасной. Это было выражение счастья – огромного счастья, которое нельзя удержать! Вновь вернувшись в туалетную комнату и плотно заперев за собой двери, она достала маленький мобильный телефон.

– Я подтверждаю. Через полчаса.

В зале она вновь расточала улыбки – демонстрируя (да ей и не надо было демонстрировать, так она ощущала) огромный прилив счастья. Это были самые счастливые минуты – минуты предвкушения… Так, сияя, она выскользнула в узкий коридор возле служебного входа, откуда хорошо просматривался выход, прильнула к окну. Через полчаса в узких дверях появились знакомые фигуры. Это были два охранника ее мужа, и ее муж. Ее муж, обнимающий новенькую девицу. И целующий – на ходу. Все спешили к черному блестящему мерседесу – последнему приобретению супруга, стоившему 797 тысяч долларов. Он любил дорогие машины. Очень любил.

Дверцы распахнулись, темное нутро автомобиля поглотило их полностью. Охранники остались снаружи. Один что-то говорил по рации – наверное, предупреждал тех, что на входе, что машина уже идет.

Взрыв раздался с оглушительной силой, уничтожая иллюминацию отеля, деревья и стекла. Все смешалось: крики, грохот, звон. Огненные языки пламени, взметнувшиеся до самого неба, лизали искореженный корпус мерседеса, превращенного в огромный погребальный костер.

Она обняла себя за плечи и автоматически пригладила волосы, наслаждаясь внутренним голосом: «Я подарила тебе самый красивый красный цветок! С днем нашей свадьбы, дорогой».

Красивая история любви – это самый распространенный сюжет для фильмов и книг. И не зря, ведь любовные перипетии интересны всем. Нет ни одного человека на планете, который бы не испытал хоть раз искренней привязанности, не почувствовал бури у себя в груди. Именно поэтому мы предлагаем вам почитать невыдуманные истории о любви: люди сами поделились этими рассказами в интернете. Честно и очень трогательно, вам понравится!

История 1.

Родители развелись полтора года назад. Отец переехал от нас, живу с мамой. После развода мама ни с кем не встречалась. Была постоянно на работе, чтобы забыть о папе. И вот месяца 3 назад я стал замечать, что у мамы вроде кто-то появился. Она стала веселее, лучше одевается, задерживается где-то, приходит с цветами и т. д. У меня были двоякие чувства, но вот однажды я прихожу домой с универа чуть раньше обычного и вижу отца, который в труханах расхаживает по дому и несет кофе моей маме в постель. Они снова вместе!

История 2.

Когда мне было 16 лет, я встретила парня. Это была настоящая первая любовь, моя и его. Самые чистые и искренние чувства. У меня были отличные отношения с его семьей, но моей маме он не понравился. Совсем. И она начала боевые действия: закрывала меня в комнате, запирала телефон, встречала меня с учебы. Это продолжалось 3 месяца. Мы с любимым сдались, и каждый пошел своей дорогой. Через 3 года я разругалась с мамой и ушла из дома. Счастливая оттого, что она теперь не сможет решать все за меня, я приехала к нему, чтобы сообщить об этом. Но он встретил меня довольно холодно, и я ушла, давясь слезами. Прошло много лет. Я вышла замуж, родила ребенка. Крестным моего ребенка стал друг того парня, мой бывший однокурсник. И вот однажды его жена рассказала мне историю любви их друга, историю нашей любви, даже не зная, что я та самая девушка. У него тоже жизнь не сложилась, был много раз женат, но счастья не было. Любил он только меня. А в тот день, когда я пришла к нему домой, просто растерялся и не знал, что сказать. Недавно нашла его в соцсетях, но он не заходил на свою страницу уже много лет. В 16 лет моя дочь познакомилась с парнем и встречается с ним полтора года. Но я не совершу ошибку своей мамы, хоть он мне и не нравится. Совсем…

История 3.

3 года назад у меня отказала почка. Ни родственников, ни родных нет. С горя напилась в ближайшем баре и разрыдалась, терять-то уже нечего. Подсел ко мне мужчина 27 лет и спросил, что случилось. Слово за слово, рассказала о горе, познакомились, обменялись номерами, но я так и не позвонила. Легла в больницу, и моим хирургом был кто? Правильно, тот самый. Помогал восстанавливаться после операции, планируем свадьбу.

История 4.

Я перфекционист. Недавно вспоминали, как стояла один раз на почте в очереди и передо мной какой-то парень. Так вот, у него на рюкзаке не до конца была застегнута молния. Я пыталась себя удержать, но в итоге смело сделала шаг вперед и застегнула ее до конца. Парень обернулся и возмущенно посмотрел на меня. К слову, вспоминали мы это вместе с ним, отмечая 4 года отношений. Делайте то, что хотите – может, это судьба…

История 5.

Рaбoтaю в цвeтoчнoм мaгaзинe. Сeгoдня пришел пoкупaтeль и купил 101 рoзу свoeй жeнe. Кoгдa я упaкoвывaлa, oн скaзaл: «Мoя дeвoчкa будeт рaдa». Этoму пoкупaтeлю 76 лeт, с жeнoй пoзнaкoмился в 14, и вoт ужe 55 лeт кaк в брaкe. Пoслe тaких случaeв я нaчинaю вeрить в любoвь.

История 6.

Работаю официанткой. Пришел мой бывший, с которым я в хороших отношениях, и попросил на вечер забронировать столик. Сказал, что хочет сделать предложение девушке своей мечты. Окей, все сделали. Он пришел вечером, сел за стол, попросил вино, два бокала. Принесла, собиралась уходить, он попросил меня присесть на пару минут поговорить. Я села, и он встал на колено, достал кольцо и сделал мне предложение! МНЕ! Понимаете? Я в слезы, на лице все еще шок, но я присела к нему, поцеловала и сказала «да». И он сказал мне, что всегда любил меня, и мы зря расстались. А это скрепит наши отношения уже навсегда! Божечки, я счастлива!

История 7.

Мне никто не верит, но мужа мне послали звезды. Я не красавица, есть лишний вес, и мальчики меня не баловали вниманием, а любви и отношений очень хотелось. Мне было 19, я лежала на пляже ночью, смотрела на небо и грустила. Когда упала первая звезда, я загадала любовь. Потом вторая, на которую я загадала встретить ее этой же ночью, и решила, если упадет третья, то точно сбудется… И да, она упала, буквально сразу же. Этой же ночью мне написал по ошибке в социальной сети мой будущий муж.

История 8.

Лет в 17 была у меня первая любовь, а родители не одобряли. Лето, ночи теплые, он пришел под мои окна (1-й этаж) в 4 часа утра, чтобы позвать меня встречать рассвет! И я сбежала через окно, хотя всегда была домашней девочкой. Мы гуляли, целовались, болтали обо всем и ни о чем, были свободны как ветер и счастливы! Он вернул меня домой к 7 утра, когда родители только вставали на работу. Никто не заметил моего отсутствия, а это был самый авантюрный и романтичный поступок за мою жизнь.

История 9.

Гуляла с собакой во дворе многоэтажек и увидела, как один пожилой мужчина ходил и всех спрашивал про женщину. Он знал ее фамилию, место работы, о ее собаке. Все отмахивались, и никто не хотел вспоминать эту некую женщину, а он ходил и спрашивал, спрашивал. Оказалось, это его первая любовь, он приехал через много лет в свой родной город и первым делом пошел выяснить, живет ли она в том доме, в котором он первый раз ее увидел и влюбился. В конце пара ребят лет 14 позвали эту женщину. Видели бы вы их взгляд, когда они увиделись! Любовь не исчезает просто так!

История 10.

Моя первая любовь была сумасшедшей. Мы безумно друг друга любили. 22 августа мы «поженились», обменявшись серебряными кольцами на крыше заброшенной стройки. Теперь мы уже давно не вместе, но каждый год 22 августа, не сговариваясь, приходим на эту стройку и просто разговариваем. То время было лучшим в моей жизни.

История 11.

Потеряла год назад обручальное кольцо, очень расстроилась, но купить еще одно мы с мужем не могли себе позволить. Вчера пришла домой после работы, на столе лежала маленькая коробочка, в ней новое кольцо и записка «Ты достойна самого лучшего». Оказалось, муж продал часы своего дедушки, чтобы купить мне это кольцо. А я сегодня продала бабушкины сережки и купила ему новые часы.

История 12.

С моей первой любовью были вместе еще с пеленок. И был у нас шифр, в котором каждая буква заменялась порядковым номером в алфавите. Например, «Я тебя люблю»: 33. 20. 6. 2. 33. 13. 32. 2. 13. 32 и т. д. Но в итоге уже в зрелом возрасте жизнь нас развела по разным берегам, и мы почти перестали общаться. Недавно она по работе переехала в мой город, и мы решили встретиться. Гуляли несколько часов, а затем разбрелись по домам. А уже ближе к ночи я получил СМС от нее: «Давай попробуем еще раз». И в конце те самые цифры.

История 13.

С парнем была годовщина неделю назад, но живем мы в разных городах. Решила сделать ему сюрприз и приехать в этот день, чтобы провести его вместе. Купила билет, поехала на вокзал, опаздываю. Бегу без оглядки к своему вагону… Фух, успела. Поезд трогается, сижу, смотрю в окошко и кого я вижу? Ага, своего парня с букетом цветов. Оказалось, что он решил такой же сюрприз сделать мне.

История 14.

А мы с любимым сошлись благодаря долбанутому чувству юмора. Однажды, когда он еще был мне просто соседом, я попросила его посмотреть неработающую розетку. Этот шутник, дотронувшись до розетки, начал изображать удар током – дергаться и вопить. Когда я уже была готова в панике отпихивать его от розетки только что оторванным плинтусом, он с безжизненным видом осел на пол, а потом вскочил с криком: «Агааа». А я… А что я? Я схватилась за сердце и очень натурально изобразила сердечный приступ. В итоге весь вечер ржали, отпаивали друг друга коньяком и больше не расставались.

Слышали сказку о Журавле и Цапле? Можно сказать, что эта история была списана с нас. Когда хотел один, другой отказывался, и наоборот…

Реальная история из жизни

– Хорошо, до завтра, – сказал я в трубку, чтобы окончить разговор, который длился более двух часов.

Можно было бы подумать, что речь идет о встрече. Более того, в месте, хорошо известном нам обоим. Но это было не так. Мы просто договаривались о… следующем звонке. И все выглядело точно так же в течение нескольких месяцев. Тогда я позвонил Полине впервые за последние четыре года. И сделал вид, что просто звоню узнать, как у нее дела, но на самом деле я хотел возобновить отношения.

Я познакомился с ней незадолго до окончания школы. Мы оба были тогда в отношениях, но между нами действительно пробежала искра. Однако только месяц спустя после знакомства мы расстались с партнерами. Тем не менее, сближаться мы не спешили. Потому что с одной стороны нас привлекало что-то друг в друге, а с другой стороны, постоянно что-то мешало. Как будто бы мы боялись, что наша связь будет опасной. В конце концов, после года взаимного изучения друг друга мы стали парой. И если до этого времени наши отношения развивались очень медленно, то с тех пор как мы стали вместе все закрутилось очень быстрыми темпами. Начался период сильного взаимного влечения и головокружительных эмоций. Мы чувствовали, что не можем существовать друг без друга. А потом… мы расстались.

Без каких-либо выяснений. Просто-напросто в один прекрасный день мы не договорились об очередной встрече. А потом никто из нас не позвонил другому в течение недели, ожидая этого поступка с другой стороны. Я даже в какой-то момент хотел это сделать… Но тогда я был молод и зелен, и не догадался этого сделать – просто взял и обиделся на Полину за то, что она так легко отказалась от наших трепетных отношений. Так что я решил, что не стоит навязываться к ней. Знал, что думаю и поступаю глупо. Но тогда не мог спокойно проанализировать того, что произошло. Только по истечению некоторого времени я начал реально осознавать ситуацию. Постепенно я понимал глупость своего поступка.

Я думаю, мы оба чувствовали, как хорошо подходим друг другу, и просто начали бояться, что дальше может случиться с нашей «большой любовью». Мы были очень молоды, нам хотелось получить много опыта в любовных делах, а главное, мы чувствовали себя не готовыми для серьезных, стабильных отношений. Скорее всего, нам обоим хотелось «заморозить» нашу любовь на несколько лет, и «разморозить» ее однажды, в один прекрасный момент, когда мы почувствуем, что созрели для нее. Но так, к сожалению, не получилось. После расставания мы не потеряли полностью связь – у нас было много общих знакомых, мы ходили в одни и те же места. Поэтому время от времени мы натыкались друг на друга, и это были не лучшие моменты.

Сам не знаю почему, но каждый из нас считал своим долгом послать другому вслед едкое саркастическое замечание, как бы обвинение в том, что случилось. Я даже решил сделать что-то с этим и предложил встретиться, чтобы обсудить «жалобы и претензии». Полина согласилась, но… не пришла в условленное место. А когда мы встретились случайно, два месяца спустя после этого, она начала глупо объяснять, почему тогда заставила меня бессмысленно стоять на ветру, а затем даже не позвонила. Тогда же она снова просила меня о встрече, но опять на нее не явилась.

Начало новой жизни…

С тех пор я начал сознательно избегать мест, где мог случайно встретить ее. Таким образом, мы не виделись несколько лет. Ко мне доходили некоторые слухи о Полине – я слышал, что она с кем-то встречается, что на год выезжала из страны, но затем вернулась и снова начала жить со своими родителями. Я старался не обращать внимания на эту информацию и жить собственной жизнью. У меня было два романа – как казалось, весьма серьезных, но в итоге с них ничего не вышло. И тогда я подумал: поговорю с Полиной. Не мог себе представить, что стрельнуло мне тогда в голову! Хотя нет – знаю. Я скучал по ней… Очень, очень скучал…

Она была удивлена моим телефонным звонком, но также и обрадована. Мы говорили тогда несколько часов. Точно так же и на следующий день. И еще на следующий. Трудно сказать, что мы так долго обсуждали. В общем-то – все о немногом и немного обо всем. Только одну тему мы старались избегать. Этой темой были мы сами…

Выглядело все так, будто мы, несмотря на прошедшие годы, боялись быть честными. Однако в один прекрасный день Полина сказала:

– Послушай, может быть, наконец, решимся на что-то?

– Нет, спасибо, – сразу ответил я. – Не хочу снова тебя разочаровать.

В трубке воцарилось молчание.

– Если ты боишься, что я не приду, то можешь прийти ко мне, – наконец сказала она.

– Ага, а ты скажешь родителям, чтобы они меня выставили вон, – фыркнул я.

– Ростик, перестань! — Полина начала нервничать. – Все было так хорошо, а ты снова все портишь.

– Снова! – я возмутился не на шутку. – А может быть, ты расскажешь мне, что я такого сделал?

– Скорее всего то, что не сделаешь. Ты не будешь звонить мне несколько месяцев.

– Зато ты будешь названивать мне ежедневно, – имитировав ее голос я.

– Не переворачивай вещи с ног на голову! – закричала Полина, а я тяжело вздохнул.

– Я не хочу в очередной раз остаться ни с чем. Если хочешь со мной увидеться, то приди ко мне сама, – объявил я ей. – Жду тебя вечером, в восемь часов. Надеюсь, ты придешь…

– Как угодно, – Полина повесила трубку.

Новые обстоятельства…

Впервые после того, как мы начали созваниваться, нам пришлось попрощаться в гневе. А самое главное, я теперь понятия не имел, позвонит ли она мне снова, и придет ли ко мне? Слова Полины можно было интерпретировать ровно как согласие прийти, так и отказ. Однако я ждал ее. Убрался в своей квартире-студии, что случалось мне делать не очень часто. Приготовил ужин, купил вино и цветы. И закончил читать рассказ: « ». Каждая минута ожидания заставляла меня нервничать еще больше. Я хотел даже бросить свое грубое поведение и неуступчивость в вопросе встречи.

В пятнадцать минут девятого я начал задаваться вопросом, не поехать ли мне к Полине? Не поехал только потому, что она могла в любой момент прийти ко мне, и мы бы разминулись. В девять часов я потерял на это надежду. Сердито начал набирать ее номер, чтобы сказать ей все, что о ней думаю. Но не довел дело до конца и нажал «Отбой». Затем я еще раз захотел позвонить, но подумал про себя, что она может расценить этот звонок как проявление моей слабости. Я не хотел, чтобы Полина узнала, как я беспокоюсь о том, что она не приехала, и как больно меня ранит ее безразличие. Я решил избавить ее такого удовольствия.

Спать лег только в 12 часов ночи, однако долго не мог уснуть, потому что все размышлял об этой ситуации. В среднем, каждые пять минут я менял свою точку зрения. Сначала считал, что виноват только я, потому что, если бы не был упрямым, как осел, и приехал к ней, то наши отношения наладились бы, и мы были счастливы. Через некоторое время я начинал упрекать себя за такие наивные мысли. Ведь она все равно выставила бы меня! И чем больше я так думал, тем больше верил в это. Когда я уже почти уснул… зазвонил домофон.

Сначала я подумал, что это какая-то ошибка или шутка. Но домофон настойчиво звонил дальше. Тогда пришлось встать и ответить:

– Два часа ночи! – сердито рявкнул в трубку.

Не стоит даже говорить, как я был удивлен. Еще как! Дрожащей рукой я нажал кнопку, чтобы открыть дверь в подъезд. Что же будет дальше?

Спустя длинные две минуты услышал звонок. Открыл дверь… и увидел Полину, сидящую в инвалидной коляске в сопровождении двух санитаров. У нее был гипс на правой ноге и правой руке. Прежде, чем я успел спросить, что случилось, один из мужчин сказал:

– Девушка сама выписалась по собственному желанию и настояла, чтобы мы привезли ее сюда. От этого, по-видимому, зависит вся ее будущая жизнь.

Я больше ничего не спрашивал. Санитары помогли Полине сесть на большой диван в гостиной и быстро уехали. Я сел напротив нее и целую минуту смотрел на нее с удивлением.

В комнате царила полная тишина.

— Я рад, что ты приехала, – сказал я, и Полина улыбнулась.

– Я всегда хотела приехать, – ответила она. – Помнишь, как в первый раз мы договорились встретиться, а я не пришла? Тогда умерла моя бабушка. Второй раз у папы случился сердечный приступ. Это кажется невероятным, но все же это правда. Как будто кто-то не хотел, чтобы мы…

– Но теперь, я вижу, ты не обратила внимания на препятствия, – улыбнулся я.

– Это случилось неделю тому назад, – указала Полина на гипс. – Поскользнулась на обледенелом тротуаре. Думала, что мы встретимся, когда я выздоровею… но я подумала, что мне нужно просто приложить немного усилий. Я беспокоилась о тебе…
Я не ответил и просто поцеловал ее.

Красивые рассказы о романтических отношениях. Здесь Вы также найдете грустные истории о неразделенной несчастной любви, а также сможете дать совет, как забыть бывшего парня или бывшую жену.

Если Вам также есть что рассказать на эту тему, Вы можете абсолютно бесплатно прямо сейчас, а также поддержать своими советами других авторов, попавших в схожие непростые жизненные ситуации.

Мы с мужем живем уже почти 10 лет, вместе 13 лет. Жили хорошо, дети появились, два мальчика. Все было вроде бы хорошо, но вот полгода назад мы очень сильно поругались и он ушёл.

Не говорил где жил, но общались и детей не забывал, а на днях у нас состоялся серьёзный разговор, где он признался, что у него кто-то появился, два месяца встречается уже.

После ухода любимой женщины я перевел вектор внимания на достижение собственных целей, далеких от создания новых отношений. Мне не хотелось жить в привычном русле. Банальное желание уйти и отвлечься от болезненных воспоминаний пересилили желание найти новую любовь.

Пять лет я жил по собственному распорядку. Начинался мой день с 4 утра. Жестокие, нечеловеческие изнеможения собственного тела путем бега на 20 км с утяжелителями, в берцах, жилете и противогазе. Далее работа в цеху по металлообработке. После работы боевые искусства (боевое самбо). По выходным я обучался заочно на главного инженера в области строительства и мне это определенно нравилось. Периодически я занимался чтением научной литературы и книг по антикварной тематике.

Свою исповедь я хочу посвятить мужчине под всем известным или почти всем, ником «Незнакомец». Попытаюсь подробно рассказать, что натолкнуло меня написать мою историю.

Более полугода назад, когда с мужем начались ссоры, пытаясь найти на просторах интернета ответы на мои проблемы, я нашла случайно сайт «Исповеди». Читая комментарии, я увидела Незнакомца, даже не столько его таинственная аватарка, а сколько его высказывания, его точки зрения в какой-то момент соприкоснулись с моими, дотронувшись до души. Я не говорю о любви, я люблю в своей жизни одного мужчину, это что-то в какой-то мере духовное или на уровне энергетики исходящей от человека.

Я не скажу, что отношу себя к числу его поклонниц, так как отношение у меня к нему все-таки двоякое: одни его высказывания я понимала, а другие иногда возмущали, но из многих его взглядов на жизнь я почерпнула для себя. Наладилась ли моя личная жизнь? Еще не до совершенства но, наверное, так и не бывает. Незнакомец, как родная душа, не видя его лица, внешности, не зная возраста, просто от самого его присутствия на сайте, даже сайт живет, на мой взгляд, другой жизнью (женщин очаровывает, мужчины спорят на перебой). Его комментарии читаются особенным голосом внутри меня. И за все время на сайте больше не смогла почувствовать, что чувствуешь, когда комментировал Незнакомец.

Три года назад в компанию, где я работал, устроилась одна девушка которая в первый же день запала мне в душу. Мы хорошо общались, была взаимная симпатия. Я попал в так называемую френдзону. Она постоянно жаловалась мне про своего парня, с которым на тот момент жила.

Так продолжалось примерно полгода, затем она ко мне остыла. Еще через полгода я ушел в другую компанию, но так вышло, что эта компания находилась в том же здании только в другом крыле. Мы с ней изредка виделись, но особо не общались, но она дала мне знать, что рассталась со своим парнем. Потом у меня были серьёзные проблемы со здоровьем, и мы не виделись ещё значительное время.

У меня были отношения с парнем. Мы с ним долго встречались. Хотели ребенка и семью, и все в принципе к этому шло, но в итоге по каким-то непонятным причинам мы с ним разошлись. Через полгода я встретила другого парня. Начали встречаться. Все очень хорошо, но через три месяца отношений я узнаю, что у меня беременна — 34 недели. Правда я не знала, что беременна. Получается так, что когда мы познакомились, я уже была на пятом месяце беременности.

Когда я узнала о своем положении, я сильно болела. А узнала про беременность, потому что решила сделать УЗИ брюшной полости. Потому что с животом творилось что-то не то. По всем признакам было воспаление кишечника. Но в больницу я не обращалась, решила сделать УЗИ сначала. В итоге там мне говорят, что у меня беременность. Я в шоке. Мне сказали срочно идти в поликлинику и вставать на учет, так как срок большой и это нужно срочно сделать.

Я живу с девушкой 4 месяца, встречаемся полгода. Познакомились мы на работе, она была моей начальницей. На тот момент она встречалась со своим парнем, с которым они уже четыре года вместе и у них есть общий двухлетний ребёнок.

На работе мы часто переглядывались и не более, она старше меня на год, плюс начальница, поэтому я ни на что не рассчитывал. Все завязалось на корпоративные, мы изрядно выпили и она затащила меня на медленный танец, мы начали друг друга обнимать и чуть ли не целоваться. После танца я предложил ей уйти, мы вышли, начались бурные поцелуи, мы зашли в кафе, сошлись на том, что проснемся утром, а там посмотрим, что будет.

Я проснулся утром и понял, что хочу быть с ней. Начал ее добиваться, сказал, что заберу ее у него (он, кстати, тоже мой коллега). В итоге месяц мы виделись тайком и она ушла от него. Ушла потому что устала от его без действия ему 28 лет, а целей в жизни нет ни каких, а она выполняла 80% всех дел в семье.

Парню 27 лет, мне 22. Он долго добивался меня и моего внимания. Подарки, цветы, рестораны, комплименты, разговоры совместные о будущем. Всячески говорил, как он хочет со мной серьезных отношений и что хочет жить вместе. Говорил, что я самая лучшая девушка, он так хотел найти такую как я — добрую, хорошую, красивую и умную.

Я читаю в роддоме, потому что нахожусь в полной растерянности и не знаю, что делать со своими эмоциями, гуглила и наткнулась на вашу исповедь.

Несколько дней назад я родила девочку, моему первому мальчику сейчас 6 лет. Первый ребенок был спонтанный, и когда он родился, я не испытала вселенской любви, даже помню, как плакала на второй день и говорила маме, что не люблю его. Но не знаю, когда это случилось, но теперь, особенно с рождением второй девочки, я поняла, что люблю его до умопомрачения. Он у меня необычайный мальчик и лучше его нет.

Хочу рассказать о своей не взаимной любви. Я думаю, каждый человек хоть раз влюблялся безответно, и я считаю, это совершенно нормально. Пройдя через это, я научилась отличать симпатию от влюбленности и желания.

Я всегда очень скептически относилась к влюбленности в школьные годы и сама попала в этот капкан. Я всю жизнь являюсь очень общительным человеком, но при этом и всегда одиноким, не нашёлся еще ни один человек, в котором бы я увидела того, с кем могу быть собой, расслабиться и делиться мыслями. И я сейчас говорю не про парня, а про друга, человека, который бы меня поддерживал, всегда был бы рядом и помог советом, когда мне это надо.

Находясь в себе, я не замечала окружающих и думала, что общение и влюбленность – это бредни, придуманные кинематографом. И. вот я влюбилась. Как мне тогда показалось, навсегда. Это было как наваждение, я почувствовала себя живой, счастливой просто от того что видела этого человека. При том, что мы были даже не знакомы. Я влюбилась в придуманный образ. Красивый, кудрявый, добрый и общительный, он показался мне идеальным человеком. Он стал для меня стимулом и смыслом жизни, я старалась всегда быть на высоте, следить за своим внешним видом, речью и поведением.